Рубрики
Страны и регионы

"Фамилия моя русская, но плоть от плоти я азербайджанец"

14 марта 2009 - Администратор


Сегодня уже немногие знают о таком выдающемся азербайджанском полководце, как генерал Эйбате Эйбатове. Удивительного здесь мало, так как молодое поколение вообще мало знает о Великой Отечественной войне и славных сыновьях Азербайджана, сложивших головы на полях кровавых сражений. А те из пожилых людей, кто слышал о генерале, относятся к нему с прохладцей. Бытует мнение, что, мол, Эйбат Эйбатов отрекся от своей фамилии и взял фамилию своей русской супруги Зювановой. Иные даже утверждают, что после этого генерал перестал говорить на родном языке. И вот, пользуясь возможностью, скажу, что все это не более, чем вымысел.

Чтобы убедиться в этом, достаточно перелистать "Военный послужной список" генерала, который велся до 17 декабря 1952 года, познакомиться с "Аттестацией" и характеристиками на полководца. Как следует из документов, во-первых, супругой генерала Эйбатова была Анна Федоровна Калакатова, не русская, а татарка по национальности. Родилась она в 1901 году в Астрахани. Во-вторых, во всех собственноручно заполненных анкетах и документах в графе "национальность" генерал и выщестояшее начальство писали: "азербайджанец". В графе "родной язык" он всегда отмечал: "Азербайджанский". У автора этих строк хранятся копии всех документов, касающихся Э.Эйбатова.

Парадоксальная складывается ситуация - истина остается в тени, а некая бессмыслица опорочивает доброе имя прекрасного человека, выдающегося полководца. Генерал Эйбатов сын нашего народа. Я вовсе не собираюсь лезть из кожи вон, чтобы доказать эту азбучную истину, "вернуть" генерала самим себе. Никакой необходимости в этом нет. Тем не менее, внести ясность в некоторые вопросы, сказать несколько слов о доблестном генерале считаю своим долгом. К тому же о нем ходила молва, что, дескать, генерал в молодости влюбился в дочь русского священника, и тот поставил перед ним два условия: "если хочешь взять в жены мою дочь, то ты должен сменить фамилию и принять христианство". Эта ложь на многие года запятнала биографию порядочного человека. Даже в четвертом томе Азербайджанской советской энциклопедии генерал был представлен как Зюванов Владимир Павлович (стр.348).

История с принятием фамилии Зюванов

После долгих поисков в 1985 году мне удалось разыскать сестру генерала Сару ханум Эйбатову, которой тогда было уже 86 лет. Мне было интересно послушать ее рассказ:
- Во многих газетах и журналах, радио и телепередачах по сей день искажается не только фамилия брата, но и отчество. Все по ошибке говорят "Эйбат оглу". Нашего отца звали не Эйбат, а Атамоглан. Так что брата моего следует называть Эйбатов Эйбат Атамоглан оглу. Семья наша была большой, семеро детей - Эйбат, Ази, Джахангир, Наджаф, Сара, Салман (погиб в войне под Ленинградом) и Рахман. Отец родился в селе Маштаги, мать Туту ханум Агаали гызы - в селе Сараи. Отца я помню туманно. Его застрелили дашнаки во время резни в 1918 году.

После гибели отца жить семье стало невмоготу. Мать устроила старшего брата на работу к военному по фамилии Зюванов. Деловитость, смекалка, хорошая память брата пришлись по душе Зюванову, и он помог брату поступить в военную школу. У Зюванова не было детей. Он попросил мать разрешить ему усыновить Эйбата и дать ему свою фамилию. Мать с трудом содержала нас. Острая нужда и сладкие обещания заставили ее уступить просьбе генерала. Так брат стал Зювановым. Это и есть правда о принятии братом чужой фамилии.

Курсант, комвзвода, комдив

Действительно, Эйбат с малых лет заметно отличался от сверстников своей рассудительностью и сметливостью. В 1912 году он окончил Русско-татарскую школу, а в 1916 году - трехклассную высшую начальную Алексеевскую школу. Не сумев найти подходящую работу, в 1917 году Эйбат нанимается зазывалой к фаэтонщику, стоявшему на улице Большая морская (ныне проспект Бюльбюля - авт.). Затем он работает укладчиком на заводе колесной мази Рабиновича, помощником ковальщика-кузнеца в мастерской на улице Будаговская, 83. С мая 1918 года по октябрь 1920 года Эйбат трудится слесарем в Амираджан-Баладжарском нефтепромышленном товариществе "Абнето".

Добровольно ушедший в Азербайджанскую сводную военную школу, в октябре 1920 года молодой Эйбат Эйбатов проявляет себя как прилежный курсант. В январе 1922 года Эйбат экстерном сдает экзамены и с отличными оценками завершает учебу. Назначенный командиром взвода кавалерийского дивизиона Э.Эйбатов недолго занимает эту должность. В том же году его переводят на службу в Азербайджанскую стрелковую бригаду, где назначают на должность командира взвода в Азербайджанской бригадной школе.

В январе 1923 года его переводят в Первый железный стрелковый полк. Э.Эйбатов благодаря военным знаниям и умению становится командиром роты. В октябре 1928 года для продолжения обучения он получает направление в Москву, на действующие при Военной академии имени Фрунзе курсы тактико-стрелкового усовершенствования "Выстрел" имени Коминтерна. Успешно завершив учебу в 1929 году, Э.Эйбатов возвращается в Азербайджан.

На родине он занимает такие ответственные посты, как начальник штаба в Первом стрелковом "Железном полку", начальник полковой военной школы, а в 1937 году становится командиром 77-й азербайджанской горнострелковой дивизии в Баку. С 1938 года Эйбатов служит в различных войсковых частях вне Азербайджана. Сначала он командир части в Курске, а в августе 1939 года Эйбатов назначается руководителем группы военного контроля Орловского военного округа. После непродолжительной успешной работы на этой должности Э.Эйбатов становится командиром 641-го стрелкового полка в городе Грозном.

С началом войны нашему земляку поручается еще более ответственный пост. Э.Эйбатов участвует в формировании, а затем назначается заместителем командира 347-й стрелковой дивизии. По вызову Военного Совета Закавказского фронта в феврале 1942 года Э.Эйбатов прибыл в Тбилиси и получил назначение на должность командира 223-й Азербайджанской стрелковой дивизии.

"Потерянное " дело генерала

Я много лет искал какие-либо документы о генерале Эйбатове. В семье сына их не оказалось. Не оказалось документов и в Республиканском военном комиссариате. Как сообщил мне тогда майор Николай Чебунин, личное дело генерала Эйбата Эйбатова уничтожено в 1971 году и посоветовал обратиться в районный военный комиссариат по месту жительства.

Но и здесь меня ждало разочарование. "Никаких документов, фотографий, связанных с генералом Эйбатовым, у нас не хранится", - услышал я ответ на свою просьбу, удивился и подумал про себя: "Как не хранится? Ведь речь идет не о солдате или офицере, хотя и к их документам следует бережно относиться. Речь идет об одном из немногих национальных генералов, жизнь и деятельность которого - это не только личная история, а также история народа, страны".

Только встреча с ныне покойным полковником Бахышем Мехтиевым обрадовала меня. Командир полка 223-й азербайджанской дивизии Б.Мехтиев с первых дней войны до последних плечом к плечу воевал рядом с генералом Эйбатовым. Поэтому он хорошо помнил военный период службы генерала. Оказалось, что у полковника хранится богатый "клад материалов" о генерале. С трепетом я смотрел на редкие фотографии генерала (в окопе во время войны, с боевыми друзьями, при вручении дивизии Переходящего Красного знамени Верховного совета республики, рабочем кабинете после войны), и сердце наполнялось радостью. Самым ценным среди хранимых Б.Мехтиевым документов является выданная 4 июня 1945 года генерал-майору Эйбату Эйбатову "Аттестация", которую подписали Герой Советского Союза, гвардии генерал-лейтенант Жеребин, командующий пятой ударной армией генерал-полковник Берзарин, член Военного совета генерал-лейтенант Боков и командир 416-й Таганрогской дивизии генерал-майор Сызранов.

Я не удержался от вопроса: "Каким образом эти документы оказались у вас?". Вот что сказал Б.Мехтиев: "В один из четвергов после кончины Эйбата Эйбатова в октябре 1959 года ко мне подошла Анна Федоровна и смущенно сказала: "Бахыш, мне хорошо известно, что у Эйбата нет друга более близкого, чем вы. Я очень хочу, чтобы его аттестация, документы хранились у вас. Я вам доверяю больше, чем другим. Однажды, когда во время болезни речь зашла о документах, Эйбат высказал пожелание, чтобы его аттестация и документы хранились у вас".

"Я хорошо знал и Анну. С первых до последних дней войны она служила в нашей дивизии медицинской сестрой. В дивизии служили три представителя семьи Эйбатовых. Отец - генерал, сын - офицер Николай и сестра милосердия Анна. Сын генерала погиб в одном из тяжелых боев. Некоторое время Анна не могла прийти в себя. Конечно, как отец генерал Эйбатов тяжело переживал потерю сына. Однако старался не выглядеть подавленным перед бойцами", - отметил Б.Мехтиев.

Национальность - азербайджанец

В тяжелые дни 1941 года в СССР начали формироваться национальные дивизии. 18 октября при резервном 68-м полку 46-й армии началась работа по организации 223-й Азербайджанской стрелковой дивизии. До июля 1942 года соединение, состоящее в основном из азербайджанцев, проходило подготовку. Политическими руководителями, командирами и комиссарами в дивизии были представители передовой интеллигенции. А первым командиром дивизии стал полковник Эйбат Эйбатов.

Из воспоминаний Б.Мехтиева:

"Готовая к боевым действиям дивизия в сентябре 1942 года стояла в Буйнакске. На встречу с солдатами дивизии прибыл глава Азербайджана Мир Джафар Багиров. И перед строем военнослужащих с иронией сказал Эйбатову, что это соединение - национальное, а потому и командиром его должен быть представитель азербайджанской национальности. Багиров предложил генералу поменять фамилию.

Губы полковника нервно задрожали. Все окружающие заметили, как изменился в лице Эйбат Эйбатов. Офицеры, солдаты сильно переживали за своего командира и с тревогой ожидали его ответа. Всем была известна жесткость Багирова, беспощадность к окружающим, особенно тем, кто смел ему перечить. В тот день по приказу Багирова были расстреляны несколько дезертиров из другой национальной дивизии. Поэтому он был зол как никогда.

Ответ полковника был неожиданным для всех, возможно и для Багирова: "Я солдат азербайджанского народа. От чистого сердца служу своему народу и буду служить до последнего дыхания. Что касается фамилии, то это мое личное дело и к существу дела не относится. Фамилия моя русская, но плоть от плоти я азербайджанец. Взяв фамилию Зюванов, я не отрекся ни от народа, ни от родины. До сегодняшнего дня я служил в разных уголках страны и всюду с гордостью говорил, что я азербайджанец. Самое главное, всем существом, всем сердцем я азербайджанец. Я не хочу выглядеть неблагодарным по отношению к Зюванову, когда-то заменившему мне отца. В священном Коране говорится, что твой долг быть верным человеку, сделавшему тебя счастливым".

Во главе национальных дивизий

Генерал Эйбат Эйбатов командовал 223-й дивизией до июня 1943 года. Шли ожесточенные бои за освобождение Харькова. В это время поступил приказ о назначении генерала Эйбатова заместителем командира 416-й дивизии. Безусловно, для такого талантливого полководца это было понижением. Мало того, генерал Эйбатов назначался заместителем Дмитрия Сызранова, который был в звании полковника. Многие офицеры дивизии посчитали, что перевод на низкую должность является ответом Мир Джафара Багирова на дерзость Э.Эйбатова. По словам Бахтияра Эфендиева, ветерана 416-й Таганрогской дивизии, полковник Дмитрий Сызранов воспринял назначение генерала Эйбатова своим заместителем как несправедливость. "Поэтому проявлял к генералу чрезмерное уважение и почитание", - отмечал Б.Эфендиев.

Из воспоминаний Б.Эфендиева:

"Он много говорил на родном языке, приводил азербайджанские пословицы. Солдаты неудомевали: почему генерал, будучи азербайджанцем, прекрасно знающим родной язык, носит русскую фамилию? Я отшучивался и говорил, что судьба так сложилась, идут слухи, что любовь здесь замешана. 21 апреля 1945 года стал незабываемым днем для 416-й Азербайджанской стрелковой дивизии. Прорвав внешнюю и внутреннюю оборону Берлина, дивизия вступила в бои непосредственно за город. Первым в город вошел 1373-й полк под руководством заместителя командира дивизии, мужественного сына азербайджанского народа генерал-майора Эйбата Эйбатова".

Из воспоминаний генерал-лейтенанта в запасе Федора Ефимовича Бокова:

- В тяжелые военные дни я был свидетелем сотен событий, связанных с моим преданным другом генералом Эйбатовым. Коротко расскажу вам лишь одну историю. Я верю, что мои азербайджанские друзья помнят его выступление. Забравшись на танк у Бранденбургских ворот, радуясь беспримерной победе бойцов-земляков генерал Эйбатов говорил: "Я счастлив, что в этот исторический день победы я имею возможность приветствовать на берлинской земле и азербайджанских девушек, плечом к плечу воевавших рядом с отважными сыновьями Азербайджана, прошедшими сквозь огонь войны. Они с мужской решимостью выполнили свой священный долг перед Азербайджаном. Сегодня, когда шли упорные бои за Берлин, последний выстрел у Бранденбургских ворот произвели герои 416-й Азербайджанской стрелковой дивизии. Мы безмерно рады неоценимому вкладу сынов Азербайджана в победу над фашистской Германией, пытавшейся ввергнуть человечество в трагедию. Мы участники этого исторического штурма и свидетели окончания войны. Навсегда в наших сердцах сохранится память о героях, прошедших боевой путь от Кавказа до Берлина".

Бойцы не раз были свидетелями игры генерала на таре, исполнения им мугамов. На этот раз в столице Германии, на Унтер-ден Линден штрассе, у Бранденбургских ворот под рукоплескание солдат генерал танцевал "Гайтагы".
* * *
Война для генерала Эйбата Эйбатова началась 13 октября 1941 года и закончилась 9 мая 1945 года в Берлине. За 3 года, 7 месяцев, 17 дней участия в боевых действиях он удостоился двух орденов Красного Знамени, Суворова II степени, Кутузова II степени, Богдана Хмельницкого II степени, Отечественной войны I степени и медали "За оборону Кавказа". Звание генерал-майора Эйбат Эйбатов получил 10 ноября 1942 года. В годы войны генерал был трижды ранен и контужен, но всякий раз он возвращался в строй.

Можно ли после всего этого сказать, что генерал Эйбатов изменил своему народу? Конечно нет. Я не верил и сейчас не верю, что, сменив фамилию, генерал Эйбатов изменил своей родине, своему народу, отвернулся от него. Поступилась бы мать Туту ханум сыном Эйбатом, не настигни в 1918 году его отца, Атамоглана, пуля армянского дашнака? Конечно нет!

После ухода в отставку генерал Эйбат Эйбатов активно участвовал в жизни Азербайджана. Он был на руководящей партийной работе, избирался депутатом Верховного Совета республики. Скончался генерал Эйбатов после продолжительной болезни 7 октября 1959 года в возрасте 61 года в Киеве. Говорят, что перед смертью генерал Эйбат Эйбатов произносил баяты, сказав "умереть лучше на Родине", и завещал похоронить его в Азербайджане. Завещание генерала было исполнено. Эйбат Эйбатов был похоронен в Аллее почетного захоронения. А в родном селе Маштага его имя носит одна из улиц.
Перевод М.Мамедова

Рейтинг: 0 Голосов: 0 247 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации