Рубрики
Страны и регионы

Москва и Баку имеют прочный базис для сотрудничества?

28 мая 2010 - Администратор

Да, если будут внесены коррективы в геополитические проекты Запада в регионе.

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков и глава оборонного ведомства Азербайджана генерал-полковник Сафар Абиев на встрече в Москве обсудили вопросы, касающиеся состояния и перспектив двустороннего военного и военно-технического сотрудничества, пишет РИА "Новости". Отметим, что Сафар Абиев находится в Москве с рабочим визитом. Как сообщила пресс-секретарь министра обороны РФ подполковник Ирина Ковальчук, в ходе встречи стороны обсудили вопросы состояния и перспектив военного и военно-технического сотрудничества России и Азербайджана, а также проблемы, связанные с безопасностью в Кавказском регионе. Последняя встреча глав военных ведомств России и Азербайджана состоялась 11 мая, когда Анатолий Сердюков прибыл в Азербайджан с рабочим визитом. Тогда министры обсуждали перспективы развития военно-технического сотрудничества двух стран, военно-политическую ситуацию в регионе и проблему Нагорного Карабаха.

Начнем с того, что в последнее время Москва всячески старается укреплять отношения с Азербайджаном. Оно и понятно. Наличие крепких отношений с Азербайджаном означает фактическое закрепление России на ведущих военно-политических позициях на Южном Кавказе. Поэтому Кремль видит необходимость в дальнейшем развитии российско-азербайджанского сотрудничества, включая его военную и военно-техническую составляющую.

Таким образом, Россия, развивая российско-азербайджанское партнерство, добивается целей по обеспечению дружественных отношений с Азербайджаном как с важным источником энергоресурсов, авторитетной региональной державой, потенциальным союзником России на Южном Кавказе и на Каспии.

Проблема в том, что до сих пор вроде бы вопросы военного сотрудничества и безопасности Азербайджана рассматривались только в направлении интеграции страны с НАТО в целом и государствами Североатлантического альянса в отдельности.

Правда, в отношении Азербайджана скорости и параметры вступления в НАТО заметно отличались, к примеру, от Грузии. Да и в отличие от Азербайджана, военно-техническая помощь которому весьма ограничена, помощь Грузии носила регулярный, масштабный и договорный характер. По-видимому, в Азербайджане сочли, что подобного рода сотрудничество не до конца удовлетворяет потребности нашего государства в части безопасности.

Признаться, власти Азербайджана никогда не озвучивали желания вступить в НАТО, удовлетворяясь лишь насыщенной программой партнерства. Позиция официального Баку следующая: вступление в НАТО не самоцель, а лишь возможный элемент системы безопасности страны. Да, Азербайджан избрал для себя путь евроатлантической интеграции, однако в рамках этой интеграции есть этапы. То есть вопрос членства в НАТО Азербайджан будет рассматривать сугубо с прагматичной точки зрения своих потребностей в сфере национальной безопасности. Одним словом, соображения о геополитических последствиях этого шага сдерживали его. Баку проводит осторожную политику - в первую очередь для того, чтобы не испортить отношений с Ираном и Россией.

РЕКЛАМА
Сейчас ссора с Ираном не в интересах Азербайджана, и тем более никто не намерен идти на конфликт с Россией в этом вопросе. Азербайджану не выгодно создавать условия для конфронтации с соседними государствами, которые внимательно следят за активизацией США и НАТО в регионе, особенно на Каспии. Скорее всего, по этой причине Азербайджан старается договориться с Турцией об оформлении полноценного военно-политического союза. Тем более что уровень конфронтации на Южном Кавказе из-за деструктивной политики Армении не спадает.

С другой стороны, Россия пытается не только выстроить более дружественную политику в отношении Азербайджана, но и параллельно укрепляет и развивает отношения с Турцией.

Оставляя в стороне внутренние аспекты ситуации, следует отметить, что чисто теоретически это может привести в будущем к созданию своеобразного альянса или тесной связки Турция - Россия - Азербайджан, что, в свою очередь, может стать катастрофичным для Армении, если последняя будет и дальше проводить деструктивную политику. Тем более что политическая практика показывает, что ряд процессов и инициатив, которые вначале не получили успеха, после некоторых пауз становится возможным и успешно реализуется. Поэтому, опять же в теории, создание в обозримой перспективе подобного регионального альянса можно рассматривать как осуществимое, но при наличии последовательной работы в этом направлении. Тем более, как представляется, сегодня уже есть определенные задатки для создания в будущем возможной связки между Анкарой, Москвой и Баку.

Прежде всего это касается нового внешнеполитического курса Турции. В Анкаре однозначно заявляют, что внешняя политика Турции не должна быть однобокой, то есть, тесно сотрудничая с Западом, Анкара не может забывать о Востоке, и наоборот. Турция располагает ресурсами, необходимыми для проведения активной внешней политики в обоих направлениях. Одним словом, Турция является страной, которая сама определяет для себя внешнеполитическую повестку дня и не нуждается в том, чтобы это делал за нее кто-то другой, то есть Вашингтон. Необходимо также отметить, что, несмотря на так называемые усилия Вашингтона по проталкиванию Турции в Европейский Союз, США всегда рассматривали Турцию не как часть Европы, а только как часть Большого Ближнего Востока. Функции Турции в Европе не представляют интереса для США, иное дело - Ближний Восток и другие регионы, где Турция могла бы выполнять различные задачи. Анкара же не согласна с отводимой ей ролью, справедливо полагая, что в силу изменившегося положения в мире может сама справиться с этой задачей, но без опеки и указаний США. Одним словом, Турция не является членом ЕС, и, как показали последние события, ей не стоит ожидать вступления в Союз в сколько-нибудь близком будущем. С другой стороны, Турция и Россия все более сближаются. А устанавливая тесное партнерство с Россией, Турция посылает ЕС сигнал о том, что, несмотря на искусственные барьеры, она в состоянии взаимодействовать со всеми глобальными и региональными игроками, исходя хотя бы из выгодного географического положения. Данная тенденция, скорее всего, сохранится, поскольку признаков перелома в отношениях между Турцией и ЕС, не говоря уже о ее вступлении в Союз в короткие сроки, пока не видно. В отличие от европейцев, которые, по мнению многих турецких экспертов, постоянно читают им нотации по поводу прав человека и других вопросов, "русские не смотрят на Турцию свысока". Так что с этой точки зрения нет никаких разумных оснований, по которым Турция, не входящая в состав Евросоюза, должна "синхронизировать свою внешнюю политику с линией Брюсселя или Вашингтона". Между прочим, активное российско-турецкое сближение, содержащее серьезные предпосылки стратегического партнерства, должно послужить поводом для размышлений армянской стороны. Об этом сказал экс-глава т.н. "МИД" "НКР" Арман Меликян ("Новости-Армения"). Меликян отметил, что "российско-турецкое сближение может привести к тому, что Армения будет вынуждена пойти на существенные уступки в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

По его словам, неофициальная позиция российской стороны, которая по сути сводится к тому, что армянская сторона должна свыкнуться с мыслью о сдаче "контролируемых" вокруг Нагорного Карабаха территорий, была ясно изложена в ходе прошедшей 25 мая в Ереване международной конференции "Ситуация на Кавказе и перспективы региональной безопасности". Что касается самой России, то, как видно, ее политическое руководство пытается изменить характер российско-азербайджанских отношений, при этом пытаясь внести коррективы в геополитические и геоэкономические проекты Запада, для того чтобы укрепиться в Азербайджане, не допуская вовлечения его в антироссийскую политику определенных мировых центров силы. В Кремле, возможно, и не без основания, считают, что Москва и Баку имеют прочный базис для сотрудничества, в том числе для обеспечения безопасности на Кавказе. В последние годы между двумя странами реализуется широкомасштабное политическое взаимодействие, активно развивается российско-азербайджанское экономическое и военно-техническое сотрудничество. Важным компонентом российско-азербайджанских связей является пограничное сотрудничество. Актуальность этого особенно велика ввиду сложной ситуации на Кавказе в целом. Россия и Азербайджан имеют общую сухопутную границу протяженностью 337 км. Причем прилегающий российский регион - Дагестан - вызывает у Москвы особое беспокойство в отношении безопасности. Именно поэтому Москве крайне необходимо сотрудничество с Баку по предотвращению транзита идей радикального ислама, наркотиков и оружия.

Нельзя забывать и о проблеме обеспечения безопасности на Каспийском море. Очевидно, что вопрос о статусе Каспийского моря в ближайшие годы не может быть решен. В этой связи возникает серьезная проблема предотвращения в южной части Каспия возможных военных инцидентов, которые ранее уже имели место. Таким образом, Москва вроде бы должна рассматривать сотрудничество с Баку как серьезный потенциал, который может быть использован для обеспечения безопасности и на Кавказе, и на Каспии.

Что касается военного и военно-технического сотрудничества между Азербайджаном и Россией, то, по мнению экспертов, они находятся на хорошем уровне. А вот азербайджано-американские военные отношения, как говорится, не на высоте. По крайней мере, об этом свидетельствует отмена азербайджанским военным руководством назначенных на май совместных с американцами военных учений.

Э.Велиев,
http://www.zerkalo.az/

Рейтинг: 0 Голосов: 0 270 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

МСОО
Организации